Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

siamese

Я МЕДЛЕННО В ПРОПАСТЬ ЛЕЧУ (очерк 2014 года)

Я МЕДЛЕННО В ПРОПАСТЬ ЛЕЧУ

   Маленькая деревенька на двадцать домов в Ярославской глуши. Редко кто доберется до середины проселочной дороги в дождливую погоду. Мы сюда приехали осенью 1983 года - и с тех пор каждое лето. Я прекрасно помню свои первые чувства и ощущения: поздний осенний вечер, черная, совершенно немосковская темнота, льет проливной ливень; мне шесть лет, и я со взрослыми иду и иду, иду и иду, со всех сторон хляби, под ногами скользко и мягко, резко пахнет влажным сеном, лесом и осенью; в темноте вдруг какой-то стук - цоп, цоп, цоп — "это Цыган", говорит кто-то, "Он лошадь, на нем дядя Костя возит хлеб со станции", и я все опасаюсь, что они (цыган с неведомым дядей) выйдут прямо к нам, и даже немного хочу этого — чтоб иметь полное право испугаться. …Потом, пройдя мимо нескольких притягивающих теплыми желтыми окнами маленьких деревянных домов (под ногами все та же хлябь, только более мягкая – дорога в деревне поросла травой) мы входим в светящийся окнами дом, где светят яркие, без абажуров, лампы, тепло пахнет протопленной печкой, и совсем нет пола — меняют дощатый настил в кухне, а папин друг Андрей в дальнем углу, на каком-то бревне перекрытия приветственно хохочет с сигаретой.

   Теперь я понимаю, что родители и их друзья были тогда моложе, чем мы сейчас. Это чувствуется странно. Так или иначе – именно деревенька в двадцать домов стала за долгие годы для меня той Россией, которую я люблю. Благодаря ей я могу слышать и понимать черную глухоту ночи и бескрайнюю белизну снежных полей, и многолетнюю эволюцию боли Георгия Иванова:

***
Хорошо, что нет Царя.
Хорошо, что нет России.
Хорошо, что Бога нет.
Collapse )
siamese

человек в истории

классический пример следа, который оставляет человек в истории, не оставаясь в ней сам:
      "...Вскоре мне даже стало казаться, что нагрузка для меня слабовата, как будто даже мне скучно, и я начала изучать методику лечения вен вместе со своей приятельницей, врачом-дерматологом Женей Кохельник. Ее кабинет был рядом с моим.
       Женя сама страдала расширением вен, а тогда этим распространенным заболеванием никто не занимался. Отыскав в Москве профессора Шотина, старичка, тоже кожника, она стала лечиться у него частным образом. Но ей приходилось очень далеко ездить, трудно было совмещать с работой, и тогда мы договорились, что будем его учениками. Он охотно согласился, обрадовавшись, что у него нашлись последователи, дал нам литературу по этим заболеваниям, изданную за границей и у нас, которую мы тщательно проштудировали. Затем мы взяли двух больных, которым провели лечение под его наблюдением.
       Старичок дал нам состав своего лекарства, который мы назвали «препарат профессора Шотина». Это был йодистый препарат, с которым надо при изготовлении долго возиться, поскольку вместо стерилизации его необходимо было проводить через тончайшие фильтры, и аптечные работники не принимали его на изготовление. Готовила его для нас только одна аптека, поэтому позже мы перешли на заменитель, «тромбовар».
       Итак, мы начали лечить вены. После проведения курса нужно было еще месяц бинтовать ноги, так что нам пришлось искать первых пациентов не среди наших непоседливых спортсменов, а среди сотрудников диспансера. На них хотя бы можно было положиться, что они будут следовать всем указаниям и соблюдать назначения. Результаты оказались прекрасными! Лечили мы совершенно бесплатно, исключительно для души, и перелечили всех страдавших этим заболеванием на нашем стадионе и в диспансере. Проделав сто случаев, я выступила на конференции (конференция была в масштабе СССР, туда съехались врачи всех республик) с докладом по лечению вен, который вызвал большой интерес. Мне задавали очень много вопросов и даже просили продлить регламент.
       После этого мы напечатали статью в научном журнале, и к нам стали приезжать больные из разных городов, появились и ученики среди врачей. Больница, к которой был прикреплен диспансер, переняла наш опыт и открыла у себя флебологическое отделение, которое возглавила тогда профессор Зинаида Захаровна Баткова. Отделение это существует и до сих пор. Сейчас, конечно, в Москве и других городах есть множество специалистов и клиник, занимающихся лечением варикозного расширения вен, и я очень рада, что есть и мой вклад в это молодое направление медицины". (Тамара Каменская, "Первые встречи, последние встречи")
.

Так вот, про след - в google запрос "профессор Шотин" выдает мильон ссылок на "смысл фамилии Шотин" и прочие профили Шотиных в соцсетях. Никакой статьи в Вики, конечно. А вот по запросу "раствор Шотина" - тонну ссылок по флебологии с вводками типа "...коррозивные средства (в эту группу следует отнести растворы на основе ионизированного йода — варикоцид, вариглобин, раствор Шотина и др."
IMG_3089

Между тем у меня есть записки этого старичка, В.П.Шотина, прабабушкин доклад на конференции, ну и рецепт самого раствора, конечно... Такие дела.
siamese

алло, это Лев?//аллерголог

сделали сегодня Льву часть аллергологических проб, пока что всякие бытовые раздражители - пыль, какие-то там клещи, шерсть разных животных, птичьи перья и прочие прелести. и никакой реакции (кроме львиного возмущения и несогласия, преодоленного исключительно личным обаянием дамы-аллерголога и словами "а потом нарисую тебе ракету и послушаю твою песенку из Звездных войн"), ну то есть мальчик чист буквально как стекло.
заодно купили ему в медцентре маленькую китайскую копеечную железную дорогу с пластмассовыми рельсами, кажется четвертую по счету в домашнем арсенале, но именно ее он почему-то увлекся запускать и строить из лего ей мостики и станции.

миленько, в общем )
но вопросы-то все равно остаются
siamese

<вырвавшись на секунду из окопа>

Уважаемые все,
а действительно, че б нам и не?..

Итак, по примеру и подсказке see_king я предлагаю вам зайти завтра в гости по адресу 42-42 и выпить за мой отъезд. Возможно, удастся и закусить, а кроме того - поучаствовать в увлекательнейшем процессе сборов. Переживем захватывающую предстартовую лихорадку вместе!

Подтягивайтесь в районе 22:00.

Ждю.
Урса.
siamese

кошачья радость

этой осенью у кота Ивана Федоровича Крузенштерна есть три самых любимых развлечения.

Первое - таскать вареные каштаны из пиалы на столе. Технология отработана и проста как мясной фарш, и тем не менее таскать из пиалы их куда интереснее, чем гонять по квартире. И даже немного интереснее, чем есть, потому что прежде чем каштан будет съеден, надо заставить меня его почистить, и еще проследить, чтобы он достался именно Коту, а ни коем случае не мне или Анке. Осенью Иван Федорович ленив, неприхотлив и прямолинеен. Зацепил каштан из пиалы, уронил на пол, поглядел на меня. Поднимай, мол, если делать тебе, бесхвостой прямоходящей, нечего. Прекрасная сегодня погода, не правда ли.

Второе - осаждать меня требованиями поделиться йогуртом. Общеизвестно, что всё, что покупается в дом, покупается Только и Именно Для Котов. И в первую очередь это относится к йогуртам. И не важно, что черная морда в стаканчик не пролезает, но ведь есть усы лапы хвост и, опять же, отработанная годами и поколениями технология. Да и вообще, не зря же я купила йогуртов именно сегодня, в этот прекрасный день, когда Иван Федорович о них вспоминал во сне, возлежа на спинке кресла. Это был ЗНАКККК! - вопит он, восторженно обмакивая по очереди когтистые черные растопырки в стаканчик моего прекрасного холодного йогурта, и, стараясь не напороться на собственные крючки, облизывает лапу.

Третье - взламывать ящик с лекарствами, откуда так романтично пахнет валерианкой. Даешь депрессию и ипохондрию! - скрежещет Иван Федорович, пытаясь выковырять из приоткрытого ящика накопленную непосильным трудом аптечку, икая и квакая от напряжения. Осенью даже хомячки подвержены апатии! - наставляет он меня нравоучительно, укладываясь на подушке рядом с моей головой, и упираясь передними лапами мне в лицо. Видишь, я стал опасный маньяк! - заявляет он, тяжеловесно плюхаясь на мои пошевелившиеся под одеялом ноги. Ну что ж, Пойду и Умру Молча, и Это Ты Будешь Во Всем Виновата! - демонстрирует его дрожащий хвост, удаляющийся в сторону дальнего кресла, со спинки которого так удобно гипнотизировать вожделенный лекарственный ящик и нюхать восхитительный валериановый аромат.

Так что взламывать холодильник, притворяться падающим с балкона, прятаться в стиральной машинке, играть в рысь, разговаривать с соседом через входную дверь, проверять на вкус провода, звонить в 02, закапывать в паркет запасы на долгую зиму и превращать аметистовые серьги в Аццкую Мышь - в этом сезоне, слава богу, не модно.
  • Current Mood
    созерцательно
  • Tags
siamese

психолоджик//...и Гений Парадоксов, друг

эпиграф:
"...сегодня вечером, в восемь часов,
я узнаю от тебя, что моя к тебе любовь - это болезнь
" (c)zaxar_borisych


вчера в ночи, в зависшем куске времени между активными событиями... так, по порядку.
представьте себе: вечер состоял из трех кусков, в каждом из которых время ощущалось по-разному, но по-любому как что-то активное пространственное, вполне осязаемое, типа как, допустим, течение, ну или порыв ветра. А в промежутках между ними, этими кусками, были провалы, этакое межвременье, когда просто все зависало в воздухе, кроме меня. Так вот, в такой вот момент вчера ночью я вдруг увидела и нашла в голове тот самый сломанный кусочек личной истории и психики, от которого когда-то очень давно есть пошла Урсула как она есть.
И что?.. - Достала. Посмотрела. Поломанный такой кусочек, как механическая деталька детской железной дороги с искривленными шестеренками. Но нельзя сказать, что совсем не работает. Работает. Но, опять же, нельзя сказать, что в ту сторону... Хм... А что такое "та сторона", где она?..
В общем, посмотрела, и положила на место. Пока не починить.

и даже знаю, как оно сломалось и кто сломал, а ведь (какой парадокс!) именно на этого человека кусок истории, несмотря ни на что, я так и не научилась обижаться или там осуждать. *созерцательно*: а могла бы ведь и бритвой по глазам.
siamese

урсулий цитатник//Кен Кизи

      "- Вы находитесь в этой больнице, - отвечала она, словно в сотый раз, - потому что доказали свою неспособность встроиться в общество. Доктор и я считаем, что каждая минута, проведенная в обществе других пациентов, за некоторыми исключениями, действует благотворно, и наоборот, каждая минута, проведенная в одиночестве, в задумчивости, только увеличивает ваше отчуждение.
      - Так вот из-за чего собирают по восемь душ, когда ведут на ТТ, или ФТ, или еще какую-нибудь Т?
      - Совершенно верно.
      - Значит, если хочется побыть одному - ты больной?
      - Я этого не сказала..."


Кен Кизи
"Над кукушкиным гнездом"
siamese

урсулий цитатник//Кен Кизи

      "Он стоит в коридоре, смотрит налево и направо, поднимается на цыпочки, спасая пятки от холодного каменного пола. Выбирает себе санитара, маленького, подходит к нему и шарахает его по плечу, как будто они приятели с колыбели.
      - Эй, браток, где бы тут надыбать пасты пасть почистить?
      Голова карлика поворачивается и утыкается носом в костяшки руки. Хмурится на них, потом быстро оглядывается, далеко ли остальные двое, коснись какое дело, и говорит Макмерфи, что шкаф отпирают только в шесть сорок пять.
      - Такой порядок, - говорит он.
      - Вот как? Там, что ли, пасту держат? В шкафу?
      - Так, заперто в шкафу.
      Санитар хочет протирать плинтус дальше, но эта рука по-прежнему стягивает ему плечи, как большая красная скоба.
      - В шкафу, говоришь, заперто? Ну, ну, ну, и зачем же ее запирают, как думаешь? Она вроде не опасная, а? Человека ей не отравишь, а? Тюбиком по голове не огреешь, точно? Так по какой причине, ты думаешь, прячут под замок безопасную вещь - маленький тюбик с зубной пастой?
      - Такой порядок в отделении, мистер Макмерфи, вот по какой причине. - И, увидев, что эта причина не убедила Макмерфи, он опять хмурится на руку, которая лежит у него на плече и добавляет: - на что это будет похоже, если каждый начнет чистить зубы, когда вздумается?
      Макмерфи отпускает его плечо, дергает клок рыжей шерсти у себя на груди, думает.
      - Угу, угу, кажись, понял, на что ты намекаешь: порядок в отделении - для тех, которые не чистят после каждой еды.
      - Господи, неужто не понятно?
      - Не, теперь понятно. Говоришь, люди станут чистить зубы, когда в голову взбредет?
      - Ну да, поэтому-то...
      - Нет, ты представляешь? Кто в шесть тридцать чистит зубы, кто в шесть двадцать... А того и гляди, в шесть начнут. Не, ты правильно сказал.
      Стою у стенки, и он подмигивает мне над плечом негра.
      - Мне надо плинтус дотереть, Макмерфи.
      - Ой! Не хотел отрывать тебя от работы. - Он отступает, а санитар наклоняется к плинтусу. Но Макмерфи подходит опять и, нагнувшись, заглядывает в жестяную банку санитара. - Э, глянь, что у нас тут насыпано?
      Санитар смотрит.
      - Куда глянь?
      - В банку глянь, малый. Что за порошок у тебя в банке?
      - Это... Мыльный порошок.
      - Ну, вообще-то я чищу пастой, но... - Макмерфи сует зубную щетку в порошок, вертит ею там, вынимает и обивает о край банки, - но сойдет и это. Благодарю. А о порядке в отделении потолкуем после.
      И отправляется обратно в уборную, и снова слышу песню, прерываемую поршневым действием зубной щетки
".

Кен Кизи
"Над кукушкиным гнездом"


ps. обожаю. ситуации такие - обожаю. щелк вам всем по носу с вашими "правилами" и "так принято".
siamese

ща приду - и поставлю себя в угол

во сне приснилось ощущение (эмоция) и формулировка:

"надо прям с утра, как проснусь, зайти в ЖЖ, посмотреть, че я там за ночь понаписала, и стереть все, пока я не прочитала!"

аааааа
доброе утро, шизофрения!