Category: история

siamese

коллекция обращений из переписки братьев Чеховых

переписка Чеховых, конечно, изучена вдоль и поперек литературоведами и чеховофилами (как называется аналог "пушкиниста", но про Чехова?). Я не специалист по Чехову и вряд ли когда им стану, но просто влюбилась в эту переписку длиной в жизнь, в этот восхитительный образчик моего любимого жанра "романа в письмах". Вот, к примеру, лишь некоторые обращения братьев друг к другу, и если есть те, кто устоит перед прочтением всех 800 страниц переписки после таких вводных, то я лично сомневаюсь:

Отче Антоние!
Уловляющий контрабандистов-человеков-вселенную, таможенный брат мой, краснейший из людей, Александр Павлыч!
Фурор производящий брат мой Антон!
Доброкачественный брат мой Александр!
Махамет!
Карантинно-таможенный Саша!
Филинюга, маленькая польза, взяточник, шантажист и все, что только пакостного может придумать ум мой!
Голова садовая!
Кто б мог предположить, что из нужника выйдет такой гений? (не совсем обращение, но не могу пройти мимо - М.К.)
Велемудрый секретарь!
Новый Виктор Крылов!
Лжедраматург, которому мешают спать мои лавры!
Гусиных!
Пожарный брат мой!
Двуличновольнодумствующий Саша!
Высокочтимейший ялтинский братец! (подпись: Презирающий богачей, бедный Гусев)
Бывший брат, а ныне богач-марксист!
Многоуважаемый Артарксеркс Павлович!
Сквалдырники!!
Громкодрищущий отче Антоние!
Журнальный лилипут!
Алкоголизмус!
Великолепный и женатый брат мой Саша! (в ответ: Великолепный, но холостой Антоша!)
Инфузория!
Литературно-медико-двулично вольнодумствующий сахалинский Стенли!
Плодовытая смоковница!
Отставной, не имеющий чина, холостой, в походах против неприятеля не бывавший и сведения о своем имении от департамента утаивший Антоша!
Неблагодарный и недостойный брат!
Не имеющий права жительства в Москве братец Алтоша!
Евграф Семенович!
Ну, нашивай лубок куда следует, недостойный брат: опять поручения!
Отщепенец от родины!
Повсекакий!
Ненастоящий Чехов! (продолжение: ...Ну, как Вы себя чувствуете? Пахнет ли от Вас водочкой?..)
Капитон Панфилыч!
Ты!
Гацпадин писатель!
Господин А.Седой! (продолжение: ...Твоей книжки я не получал. Должно быть на почте ее бросили в нужник)

и т.д и т.п.

...А также:
"Милостивый государь! Антон Павлович!
В наш просвещенный 19-й век, когда сети железных дорог подобно паутине обтягивают и обтягивают земной шар, когда телеграфные проволоки изрезывают все меридианы и параллели, в наш век, говорю я, когда гордый дух человека высится все более и более в ущерб индивидуальным симпатиям, - я получил ваше письмо и торжественно прочел его".

Будьте здоровы и приблизительны,
твой Гусятников.
siamese

в глазах чудовищ

сейчас, в дни памяти Катастрофы, когда я много вспоминаю о Холокосте, о Записках из преисподней, об Анне Франк, об арбайт махт фрай, о Нюрнбергском процессе, когда я вижу, как воспринимают историю Катастрофы здесь, в Израиле, повседневно вообще и именно сегодня в частности, я вдруг могу более четко сформулировать для себя, как и почему сложилось, что я сейчас оказалась именно здесь.

(Делайте скидку, пожалуйста, на то, что все, что я здесь пишу - сформулировано именно для меня, довольно схематично, и оттого, наверное, довольно пафосно, и призвано лишь сохранить для моей памяти некоторые выводы, мысли и ощущения.)

Понимаете, всю жизнь мне неприятны мажоры и без-балды победители. Такие, знаете, которые "мы тут самые лучшие, всё про всё знаем, во всем правы и всех вас щас просветим и убедим, а если ты такой умный, то че ты такой бедный". В каждом, кстати, школьном классе есть целая компания таких правильных и чОтких ребят, обычно они лидеры, вожаки, вокруг них бурная поддерживающая тусовка, аплодирующая и соблюдающая их правила. В общем, это довольно агрессивные ребята. В семейном кругу даже есть специально имя для этого, но я воздержусь )

Сколько я себя помню, мне были интереснее и приятнее одиночки или маленькие маргинальные кружки, существующие вне агрессивной среды. Такие, которых обычно как раз хотят "победить", которые не то что "слабее", а просто "не агрессоры" - не нападающие, не безапелляционные, хоть, может и уверенные в своей правоте. Внутри. Не стремящиеся ее пропагандировать, продвигать и насаждать. Одиночки, даже если это маргинальный кружок. Те, кто на агрессивные наезды пожмет плечами, кто не станет кидаться громкими словами, кто подставит другую щеку. Кто не станет нападать с толпой, а встанет рядом с жертвой и будет сопротивляться толпе вместе с ней.

Не знаю, понятно ли я излагаю.

Довольно сумбурно с этим ворохом ощущений связан ответ на частые вопросы недавнего времени: "Почему Израиль? Там война! Там куча проблем! Там безработица/жара/кольцо врагов/невысокий уровень жизни! Почему не Европа? Почему не Америка? Вот где наиболее комфортно и все уже устроено идеально!"

И вот ответ на это. Во многом как раз потому, что Израиль и евреи для меня - это такой вот сопротивляющийся толпе. Век за веком, и я не говорю о политике, простите. Это что-то про сутулого мальчика в очках, которого бьют и гопники и мажоры и футбольные фанаты. Я на его стороне.

Надеюсь, вы понимаете, что это образ. Не надо воспринимать конкретно - Израиль не состоит из виктимных мальчиков в очках. А я не страдаю синдромом защитника. Но в целом, для меня Израиль олицетворяет сопротивление, и это сопротивление - то, что я понимаю, чему со-чувствую. Агрессия - недостойно. Сопротивление - достойно. Агрессия - большинство, толпа. Сопротивление - меньшинство. Это много одиночек, противостоящих толпе. Если вы понимаете, о чем я.

И возвращаясь к дню Катастрофы, я вдруг вспомнила один свой сон, который имеет к нему прямое отношение. Collapse )
siamese

поменяю фамилию пятижопов на фамилию семижопов

архивные раскопки, доступные каждому не вставая с дивана, удивительным образом вполне эффективны.
вот к примеру описи ф.733 - Ведомство народного просвещения - РГИА принесли мне несколько весьма полезных фактов про отца героя моего романа.
например, вот с чего началась карьера надворного советника Каменского в просвещении:
каменский об определении колл секр по ведомству нар просв 1854 ф733 оп4
а вот чем закончилась:
пенсия Каменскому пом.класс.наст Крем.реал.уч 5 фев1886

но ни одно из найденных мной в ф.733 дел не сохранилось, все уничтожено. а вы говорите - архивисты, архивисты, хранители.

а по ходу пьесы попадается всякая увлекательная фигня, например вона такое дело о смене фамилии:

duraxxo
siamese

о писательском уникальном стиле

Елена Хаецкая о Льве Толстом:
"Мне хочется начать с темы толстовского стиля.
Кто-то из писателей априори считается хорошим стилистом, кто-то - ужасным. "Так принято".
Хороший тон считать Толстого ужасным стилистом. Приводить в качестве доказательства совершенно невозможную толстовскую фразу: "Накурившись, между солдатами завязался разговор".
Попадаются даже такие высказывания: мол, Толстой, конечно, великий писатель и классик, и даже граф, но лично я бы его подправил да подсократил.
И ничего необычного, кстати, в подобных высказываниях нет. Еще в первой половине восьмидесятых у меня была редакторша (моя первая), в газете, так она прямо говорила: "Маяковский, конечно, великий поэт, но я бы его поправила..."
Но ведь это почему-то нельзя, и все люди доброй воли, надеюсь, понимают, что это нельзя – исправлять да подсокращать «Войну и мир» «до двенадцати авторских листов, не больше». В противном (очень противном) случае получится вылизанная армией подневольных редакторов "серийная" продукция неназываемого издательства, чьи книги неотличимо похожи друг на друга.
И дело вовсе не в том, что всем надо писать "накурившись, завязался разговор" или что это вообще правильно. Нет, неправильно! Лучше писать без ошибок. Или хотя бы понимать, что за ошибки ты делаешь и зачем.
И не в том, опять же, дело, что надо строить предложения, как Толстой, - длинные и сплошь сложноподчиненные. (Почему у него сплошь сложноподчиненные - понятно: Толстой не позволяет выстраивать между его словами какие-то произвольные связи, не такие, какие он лично, графской ручкой своей, установил. Никакого воздуха, никаких пауз, никаких вздохов. Никакого читательского произвола.) Collapse )

отсюда via leonid_b
siamese

воскр-кр-кр

Атмосфера напоминает военные действия между мушкетерами короля и гвардейцами кардинала.

Очень хочется спать.

Вечером с Анкой пойдем, быть может, выйдем в свет.
siamese

вокруг лапландия-2

... а у меня "Нежность в аду" Витаутаса Плиуры. Он обжигает сверкающим ледяным холодом.

"
...Меня положили в сумасшедший дом
где я рисовал акварелью и изредка виделся с доктором
похожим на президента Гарфилда после того, как его застрелили.
Там были три женщины, думавших, что они Жанна Д'Арк,
они постоянно сцеплялись, как уличные кошки,
обзывая друг друга "самозванками".
Я думаю, Френсис была настоящей Жанной Д'Арк.
Она изображала сожжение заживо убедительнее всех.

"