September 9th, 2012

siamese

эпизодичная история одной саркастической пьесы

...а именно - Прокофьев, "Сарказмы", op.17: 1.Tempеstoso

"10 декабря 1913
По окончании урока состоялось объяснение. Мы удалились на тёмную лестницу Малого
зала. Я стоял, прислонясь к стене, скрестив на груди руки и опустив голову;
Черепнин бегал взад и вперёд, очень горячился и кричал, впрочем, не на меня, а сам
с собой.<...> Я говорил серьёзным и обиженным тоном, Черепнин
горячился, говорил массу образных выражений, французских слов и кучу
глупостей. <...>
В конце концов разговор так ничем и не кончился. Мы пожали руки и разошлись по разным лестницам.

Домой я вернулся недовольный и злой. И эта злоба сорвалась на саркастической пьесе №2, первая
половина которой (т.е. весь материал) уже давно была сочинена. Теперь очень неожиданно и
саркастично вышла вторая половина.
Компенсация за разговор! Я доволен пьесой.
<...>
На ученическом вечере <...> я рассказывал, что в Консерватории состоится «великосветская
дуэль»: Черепнин вызвал Прокофьева.
Голубовская спросила:
- На чём? На дирижёрских палочках?
<...>
Collapse )
Вот, собственно, и сама пьеса - Сарказм №1:


Ну и в качестве лирического отступления - как раз сегодня к нам в гости заходили наши венесуэльские "Гарики и Гулики", то есть любимые друзья пианистка Гуля Галимшина и ее муж Игорь Лавров - пианист, профессор, лауреат, бла-бла-бла, чьим именем нынче назван в Каракасе концертный зал и пианистический конкурс, и чья мама в далекие времена училась у Прокофьева. И как раз сегодня Гарик рассказал, что его самого, так же, как когда-то Прокофьева - Горький, от перспективы служить в Алабинской танковой части (где незадолго до того его приятелю-пианисту обрубило пальцы крышкой танкового люка) спасла Елена Фабиановна Гнесина, позвонив Клименту Ворошилову со словами: "Климент Ефремович, передо мной сидит мальчик, обладающий музыкальными способностями, большая просьба устроить его в музыкальный отряд!" "Музыкальным отрядом" оказался Оркестр Министерства обороны.