July 8th, 2012

siamese

и опыт, сын ошибок трудных

матерый путешественник Иван Федорович Крузенштерн (он же Котован, он же Бобер), для которого это будет то ли четвертый, то ли пятый переезд, с отчетливой ехидцей поглядывает на растерянных соплеменников, из которых толком (sic!) переезжала только Кошка-Дура, и та один раз, а это не считается. Что, как бы говорит он, не знаете, что происходит? Догадки строите? Сплетничаете и хихикаете? Хо-хо-хо, как бы хохочет кот Котован-Сарай, вот теперь мы и увидим, закатывается он громогласным смехом, кто.здесь.настоящий.главный.кот.

...а с послезавтра до после-послезавтра будет опять прятаться под самым дальним шкафом самой дальней комнаты новой квартиры или играть в стриптизера в обнимку со стойкой на крыше кухонного гарнитура под самым потолком