Мура Коган, что ж такого (urrsula) wrote,
Мура Коган, что ж такого
urrsula

Categories:

"...чистоплюями никогда не были"

В одном из писем моей двоюродной прабабки Галины Колдомасовой (урожд.Каменской) нашла прекрасный рисунок:

       К рисунку прилагается текст, адресованный внучке: "Имей в виду, что все твои предки по линии моей матери, то есть прадеды и прабабы, были белорусскими крестьянами и чистоплюями никогда не были. Дети у них все лето ходили босиком по земле и навозу, а зимой вся семья спала вперемежку на полатях в избе, накрываясь тулупами, а под полатями, то есть под людьми, на земляном полу всю зиму жили животные, которых спасали от мороза: поросята, телята, куры и проч. В избе, кроме того, в морозы жили кот и собака. Несмотря на это, все были здоровыми, спокойными по натуре, и доживали до глубокой старости, и никому в голову не приходило оскорблять родных отца с матерью и плохо к ним относиться".
       Между тем, Макар Зенькович, дед Галины, был крестьянином довольно-таки зажиточным, имел свое хозяйство в Могилевской губернии и даже кирпичный заводик. Всем своим шестерым детям дал образование. Приехав в 1910-е годы к дочери в Смоленск и проснувшись утром в большой комнате на мягкой кровати с белоснежными крахмальными простынями, он, осанистый белорусский старик с окладистой бородой, спросонья воскликнул: «Чи то я помёр?!»
       Нет, не уверена я насчет "спокойной натуры". Когда Макар отправлял старшую дочь Евгению учиться в город, напутствие его было довольно-таки эмоциональным: "Смотри же: если я не только увижу, но даже услышу, что ты осрамила меня, я собственными руками покончу с тобой: на одну ногу наступлю, за другую дерну и разорву пополам»".
       Мой же дед Петро, когда его жена Тамара, сестра той самой Галины, начинала настаивать упрямо на своем (что случалось практически постоянно), говорил, воздевая руки к небу: "Ох уж эта белорусская кровь!"
       Может быть именно белорусская кровь и крестьянская генетическая память и спасли троих сестер Каменских после революции. Дворянская польско-украинская кровь отца по тем временам ничем помочь не могла. Но в дальнейшей ее сложной жизни Галине, мне кажется, пригодились и достойная закалка Московского Екатерининского Института благородных девиц, в котором она проучилась 6 лет до революции, и жесткое воспитание матери-беларуски, державшей на видном месте шелковый шнурок для острастки дочерей. Изгнаний, лишений, неустроенности и тяжелого труда ей досталось с лихвой и по дворянской доле, и по крестьянской.
Tags: Каменский, Смоленск, бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments